Travel Stories  |

Λεδνθκθ θ οεπεβΰλϋ Ψβειφΰπθθ

Author:  Natalia Berezina         Date Added: 23.08.2010     Language: Russian

 



Здесь расскажу сразу о двух поездках, предпринятых нами в разные дни, но объединенных единым желанием увидеть ледниковое сердце Швейцарии.
Самый большой ледник в Европе – Алеч - хотелось увидеть давно, еще с прошлого посещения этой страны. Сейчас же мы оказались близко ни сколько к леднику, сколько к хорошим дорогам, позволяющим туда добраться. В Альпах – все близко, да не везде проедешь. Путь туда был интересен тем, что нам предстояло дважды пересечь границу Швейцарии и Италии. 

Re, Italy

Дорога от Локарно до границы идет по Долине ста долин – Чентовалли - и считается очень красивой, там ходит панорамный поезд “Centovalli”. Но мы что-то особо не впечатлились. А вот уже после границы, где мы обстоятельно доложили итальянским пограничникам, куда и зачем едем, кое-что очень понравилось. А именно – храм в местечке Ре. Представьте, что едете вдоль крутого лесистого склона по горной дороге – узкой, вертлявой, среднего качества и вдруг перед вами возникает церковь размером чуть поменьше Исаакиевского собора. Хочется протереть глаза – в воздухе, что ли, висит? Но она стояла на монументальной подпорной стене. Храм этот был выстроен вокруг маленькой горной церквушки с чудотворным образом Девы Марии. И, видно, столько здесь было чудес, что небогатые жители деревень северного Пьемонта решились на такое строительство. Вот уж, действительно, вера движет горами. Особо помогает Образ тем, кого постигла печаль бездетности. Две стены нового храма на высоту пяти метров плотно увешаны фотографиями, салфеточками, бантами и нагрудничками с вышитыми именами тех, чей путь в земной мир начался на этой горной дороге: ”e nata Melissa”, “e nato Davide”…

Проехали через Пьемонт, помахали ручкой швейцарским пограничникам, пролетели Симплонское ущелье и почти сразу оказались в деревне Симплон (красивая, как картинка), а оттуда и до перевала недалеко. Маршрутом этим пользовались еще древние римляне, а Наполеон построил там дорогу длиной 64 километра. На Симплонском перевале очень просторно и, как теперь говорят, “атмосферно”. Можно погулять по окрестностям, а на возвышении, впившись когтями в каменный постамент, сидит гигантский орел – символ величия и свободы и наблюдает, как ползут букашки-машинки по своим букашечьим делам. 
Ну а мы поползли в долину Роны к маленькому городку Мёрелю, откуда фуникулер должен был вознести нас к точке, максимально близкой к леднику. Только мы сразу не поняли, что фуникулеров–то два, просто точка прибытия первого не совпадает с точкой отбытия второго. Поэтому у нас получился нехилый такой незапланированный хайкинг. Поскольку ледник Алеч с прилегающими территориями является Всемирным культурным наследием, указатель “UNESCO-Promenade” не удивил, и мы утешились тем, что променад совершили в соответствии с рекомендациями этой организации.

Alech, Switzerland

Что сказать про ледник? Первое впечатление – тишина. Не потому, что никто не шумит, а потому, что не слышно, как течет ледяная река. И хотя знаешь, что силы природы работают здесь очень неспешно, подсознательно хочется услышать что-то вроде скрежета или шуршания. Мы не были у начала Алеча, на Юнгфрау, где снега кажутся вечными. Но здесь, где язык ледника лежит среди покрытых цветами плоскогорий, хочется сказать “тише-тише, не дышите на него, а то вдруг…” Недаром свою акцию протеста Greenpeace проводила именно здесь. Кстати, счет за машину от Европкара проинформировал нас, что за время своего путешествия мы выбросили в альпийский воздух 383 килограмма CO2 (140г/км).
Вниз тоже пришлось топать пешком, так как на последний подъемник мы опоздали. Мы почувствовали себя посетителями, которые случайно остались в закрывшемся музее. Было немного не по себе, потому что в полной вечерней тишине, наступившей, когда кабинки фуникулера застыли над гладью горного озера, показалось, что мы – единственные люди в мире, а птицы и цветы, которые недавно весело щебетали нам и кивали головками, смотрят на нас безразлично и даже враждебно, мы здесь – абсолютно чужие. Хотелось бы верить, что все это - мои фантазии…
Доковыляв, наконец, под неслабым дождиком до Ридеральпа, мы заскочили в супермаркет и, облегченно вздохнув, приобщились к цивилизации – накупили кучу еды и даже LEGO какой-то прихватили (за мужество). Но потом, жуя свежеиспеченный багет в плавно скользящей кабинке до Мёреля, я все вспоминала стихотворение Брэдбери “Будет ласковый дождь…”

Switzerland

Путеводитель Дорлинг Киндерсли по Швейцарии предлагает автомобильным путешественникам проехать по кольцевому маршруту “Три перевала”, протяженностью 120 километров. Маршрут идет по Урийским, Бернским и Пеннинским Альпам через живописные долины, городки, туннели и через лежащие на границах кантонов перевалы Сустен, Гримзель и Фурка. В Альпах очень интересно проходят границы – как между государствами, так и между швейцарскими кантонами. Они идут по вершинам горных цепей, поэтому перевалы и оказываются на границах. Для нас к маршруту прибавлялся четвертый перевал – Сен-Готтард, так как мы жили по другую сторону горного массива. В перевалах есть особая прелесть – это мы уже успели распробовать. Человеческой натуре свойственно ждать перемены к лучшему за каждым поворотом, а уж за перевалом-то! Дорога до Айроло особо не примечательна, разве что однажды мы видели там очень длинную пробку перед туннелем. Но, может, это было случайностью? А вот после Айроло начинается подъем – ну просто классический серпантин, а как построена дорога! На Сен-Готтард просто взлетели.

Switzerland

На перевале - традиционные озеро и приют, памятник павшим авиаторам, ларечки с сувенирами и тусующиеся байкеры. Есть еще памятник Суворову. Сам полководец изображен очень уж субтильным, да и лошаденка под стать, а ведет их мощный местный проводник в звериной шкуре. И кто, интересно, автор? Еще при нас на перевал прибыли роллс-ройс 30-х годов и почтовая карета, запряженная четверкой – кому-то больше нравится так, чем на панорамном экспрессе. Вообще, “Три перевала” – это место дефиле раритетных автомобилей, особенно кабриолетов. А пассажиры их в подавляющем большинстве случаев – седовласые супружеские пары. Они выглядят такими счастливыми – вспомнили молодость или, наоборот, сбылась давняя мечта? 

Switzerland

Следующей нашей целью был Чертов мост. Надо же воспитывать в детях патриотизм, да и самим хочется испытать чувство гордости хотя бы за прошлое своего народа. Ущелье действительно непреодолимое, а над Ройсом сейчас - три каменных моста: автомобильный, железнодорожный – по нему ходит панорамный экспресс ”Маттерхорн Готтард бан” и собственно Чертов – пешеходный.

Switzerland

На крошечном кусочке земли стоит, естественно, ресторан ”У Чертова моста”, а называется этот кусочек – Franzosen Platz. Мы даже оскорбились: победили, значит, мы, а плац – французен. Видимо, для компенсации таких чувств, возникающих не только у нас, на стене главного зала заведения, в окружении ружей и скрещенных сабель висит портрет российского президента. Соотечественники, вас это утешило?

Switzerland

Зато высеченный в скале Поклонный крест огромной высоты и надпись на русском языке “Доблестнымъ сподвижникамъ генералиссимуса фельдмаршала графа Суворова Рымникскаго князя Италiйскаго погибшимъ при переходе черезъ Альпы въ 1799 году” видят все – и русские, и французы и даже японцы, которые прикатили туда целым автобусом. И цветы стоят под надписью – живые.

Switzerland

Далее, проехав через невероятно красивый городок Вассен, по долине Мейенталь мы попали на границу кантонов Ури и Берн – на Сустенский перевал. Там просторно, есть ресторан и приют, а чуть ниже можно полюбоваться ледником Штейнглетчер. Следующий участок пути – до Гримзеля – длинный и приятно просто смотреть по сторонам. Если время не ограничено, то, спустившись в долину, можно поехать прямо, в Мейринген, к Рейхенбахскому водопаду, где проходил поединок Холмса и Мориарти, но в наши планы это не входило и мы повернули налево, опять вверх – навстречу реке Ааре на Гримзельский перевал. 

Switzerland

Гримзель запоминается каскадом из трех озер – совершенно разноцветных. Озера искусственные, с дамбами, но благодаря каким-то гидрогеологическим особенностям данной местности, первое озеро (если ехать снизу) имеет ярко-бирюзовый цвет, второе – цвет фисташкового мороженого и абсолютно не прозрачно. Его называют еще Тотензее – Мертвое озеро. Причем, на острове, образовавшемся при строительстве дамбы, находятся традиционный приют и отель – для желающих пожить в инопланетной обстановочке. Третье озеро – обычного синего цвета, обрамленное сугробами.

Switzerland

От Гримзеля до Фурки совсем недалеко, этот участок дороги пересекает кусочек кантона Вале, этакий аппендикс, вторгающийся между Берном и Ури и представляющий собой огромный ледник Ронеглетчер. Поскольку Рона большей частью принадлежит кантону Вале, это вполне справедливо. Между перевалами находится точка под названием Belvedere, откуда можно видеть ледниковый ручей, который становится потом этой солидной рекой. Сам же перевал Фурка – небольшой пятачок, даже без приюта. Да там и народа почти не было, только пара машин остановилась, чтобы выгулять собак.
Дорога с перевала Фурка относится к категории дорог, которая у нас называется “бабушкам не рассказывать”. Ездят там только русские в отпуске, вездесущие байкеры, англичане в кабриолетах и рейсовый автобус. Все остальные граждане пользуются услугами железной дороги, перевозящей автомобили по туннелю от Обервальда до Реальпа. Дорога там идет под уклон 11%, ограждение – какие-то антикварные столбики и уйма слепых поворотов – хоть сигналь, как это делают греки. Но – ах, это чувство парения среди белых вершин, особенно, когда все уже позади… !!!

Почти параллельно магистрали Фуркаштрассе, но южнее, идет еще одна дорога – от Ульрихена в долине Роны до Айроло через перевал Нуфенен на границе кантонов Вале и Тичино. Здесь, в леднике горы Неро рождается река Тичино. На эту непопулярную трассу мы и свернули, когда возвращались по долине Роны от Алеча, предпочтя в темноте ехать швейцарскими, а не итальянскими дорогами, и желая добавить в свою коллекцию еще один перевал и избежать лишних туннелей.

Switzerland

Если вы спросите нас, какой перевал из шести был лучше всех, мы в один голос скажем – Нуфенен! Самый высокий из пройденных нами – 2478, перевал, где дорога пуста, а вокруг никто не живет, где змеится лиловый ручей, который превратится потом в реку, давшую название кантону. Уже на подъезде к перевалу мы вынуждены были без конца тормозить и сигналить, потому что толстые мурмули (так в Швейцарии называют мармотов) не торопились разбегаться из-под колес. Можно было, конечно, выйти из машины и побегать за ними с фотоаппаратом, но уже начинало темнеть. Сказать, что на перевале Нуфенен мы встретили горных козлов – не сказать ничего. Козлы прогуливались по шоссе, не желая замечать машину, толпились на поворотах дороги, оценивающе оглядывали редких байкеров, в общем, ощущали себя доминантным видом. Онемев от восторга, мы покинули машину и осторожно пошли на сближение. Можно было не стараться – козлы спокойно подпускали на расстояние пятнадцати, а то и десяти метров. Это было что-то! Стадо в пятнадцать голов во главе со статным вожаком вкушало поздний ужин, рассеявшись по пятачку перевала. Когда вожаку надоела наша суета, он скомандовал всем спуститься пониже, а сам еще несколько минут стоял на камне напротив меня – глаза в глаза. И я вам скажу – это был взгляд очень умного существа!

 

Что должен сделать уважающий себя японский турист в Швейцарии

Switzerland

У меня давно сложилось впечатление, что туристы из страны Восходящего Солнца путешествуют по Европе не сообразно личным пристрастиям. Они организованно посещают объекты, входящие в список ЮНЕСКО. Что они при этом думают и как увиденное интегрируется в их восточное сознание, нам не узнать. Вот зачем было привозить их на Чертов мост? Ведь они даже в школе не проходили переход Суворова через Альпы. Я знаю, что никогда не поеду восточнее Земли Обетованной, потому, что понять – не пойму, а глазеть - не люблю, а даже если пойму, то не смогу почувствовать, тут я согласна с Киплингом. И колесят чирикающие автобусы, набитые фототехникой, и создают толпу довольные собой японские бабушки в панамках. А теперь к ним присоединился многочисленный индийский средний класс. Причем, как в своих фильмах они бегают, поют и страдают целыми семьями, так и в отпуск ездят в полном составе – с братьями, сестрами и младенцами. Два дня в центральной Швейцарии мне запомнились именно этой многоцветной толпой. Не скажу, что жалею об этой довольно дорогостоящей части нашего путешествия – посмотрели, будем знать - но без нее легко можно было бы обойтись. 
Отель в Люцерне забронировали из Шамполюка через booking на одну ночь - с пятницы на субботу. Вообще, если на знакомство с городом возможно отвести лишь один день, лучше, чтобы это была суббота - базарный день. Неважно, какой рынок развернется вдоль реки, канала или на центральной площади – цветочный, овощной или рыбный – город повернется к вам совсем другим лицом.
Люцерн мы выбрали как город относительно близкий к Тичино. Через туннель не поехали – дорога через Сен-Готтард слишком хороша, чтобы лезть под землю. Ну до чего же великолепны дороги, развязки и туннели в Швейцарии! И все – бесплатные. Перед заездом в город у нас был намечен подъем на Пилатус.

Pilatus, Switzerland

По легенде, дух прокуратора Иудеи нашел свое последнее пристанище на этой горе над Люцернским озером и с тех пор портит там погоду и мешает туристам, поднимая внезапные ветра и дожди. А зубчатая железная дорога на гору – самая ”крутая” в мире – она проложена под углом 48 градусов. По железной дороге поднимаются из Альпнахштада, но можно подняться на высоту Пилатуса (2133) и на фуникулере из Криенса – практически из Люцерна. К сожалению, над озером была дымка и далеко видно не было. Пилат же обозначил свое присутствие внезапно возникшей над горой черной тучей. На Пилатусе мы встретили единственного за семнадцать дней русского - дедушку-меломана из Петербурга, совершавшего музыкальное паломничество по Европе. Он уже посетил Милан и Цюрих, теперь его ждала встреча с Веной. Побеседовав немного о шансах Красоты на спасение мира, мы раскланялись. Кстати, в ресторанчике на Пилатусе – очень вкусная еда, советую посетить.

Luzern, Switzerland

А вот про Люцерн мне особенно сказать нечего – наверное, я его не поняла: красивый он и своеобразный, как, впрочем, почти любой город, но меня не покидало чувство игрушечности и искусственности. С отелем нам повезло – Baslertor оказался почти на набережной у моста Шпроейрбрюкке. Поэтому вечер и утро следующего дня мы провели в Старом городе в толпе туристов, среди которых удивило огромное количество женщин в хиджабах и с маленькими детьми. Подпортило впечатление буйное поведение голландских футбольных болельщиков в оранжевых майках – нельзя же ТАК орать в таком городке как Люцерн! Неожиданно мы попали на какое-то шествие ведьмочек. Прямо на наших глазах серьезные дяденьки и тетеньки надели на себя маски и карнавальные костюмы и, построившись в колонну, отправились в обход Старого города. При этом они играли на разных музыкальных инструментах. За ними шли герольды, а следом – вот уж смех! – представители местной администрации – в черных костюмах, при регалиях и с абсолютно серьезными лицами. Мы решили, что это – открытие или закрытие какого-то музыкального мероприятия. 

Luzern, Switzerland

А наутро был цветочный рынок на набережной Ройса. Какие там были розы! Не те, у которых ген неувядания вытеснил ген запаха, а свежесрезанные – разноцветные и ароматные, там продавались эдельвейсы и подсолнухи, кроссовки изо мха, букетики из ягод, сыр всех цветов, всякие фрукты и овощи. Я весьма удивилась, когда свежекупленную морковку мать дала грызть двухлетнему ребенку в коляске. Не поверю, что у них нет микробов. Просто европейцы как-то слишком уж уверены в своем благополучии… Еще мы сходили в Ледниковый музей – очень познавательно! - и Зеркальный лабиринт. Немного постукавшись лбами и выпив по бутылочке Neste в компании полудюжины своих отражений – Salute! – мы отчалили в Энгельберг, чтобы подняться на Титлис.

Titlis, Switzerland

Энгельберг – семейный горнолыжный курорт у подножия горы Титлис – маленький и уютный. Еще в городке находится действующий бенедиктинский монастырь Клостер, открытый для посещения. На ледниках Титлиса (3238) иногда и летом катаются на лыжах. Поднимаются туда в три этапа, на промежуточных станциях можно выйти погулять, поесть в ресторане и пообщаться со швейцарскими коровами. Третий подъемник – роторная кабина, какие есть лишь в двух местах в мире. Оказалось, что вращается не сама кабина, а ее пол и вы оказываетесь в состоянии, когда не за что держаться и остается только по-дурацки улыбаться другим вращающимся гражданам. Все это происходит под музыку и под небольшую обзорную экскурсию по окружающим белым вершинам. Главное развлечение наверху – “Gletcher park”. Туда-то и стремятся японцы, индусы и другие люди из теплых стран, чтобы покататься на санках, ледянках и надувных кругах. 

Titlis, Switzerland

В ледяной парк надо съехать на кресельном подъемнике, который несет вас по краю обрыва над синими расщелинами в леднике – очень эффектно! Мы тоже прокатились с горки пару раз, ободрав колени о крупнозернистый снег, но абсолютно без восторга. Это что-то вроде нашего конца марта – снег сырой и рыхлый, а вокруг висит мокрый туман. Но для восточных людей это было экзотикой и надо было видеть, с какими круглыми глазами фотографировались японцы, с каким восторгом женщины в мусульманских одеждах залезали в эти надувные штуки, а потом гордо ехали на эскалаторе вверх, вцепившись в свой транспорт. Мы уже шли обратно, когда полил дождь, кататься стало невозможно и все посетители глетчерпарка устремились к подъемнику. Кресельный-то ходит по кругу и поднял всех быстро, а вот роторный – в единственном экземпляре, поэтому такой очереди, какая образовалась внутри станции, Титлис, наверное, еще не видел. Мы простояли в ней больше часа. В этой толкучке интересная нам представилась возможность - понаблюдать за людьми разных национальностей и культур, втиснутых в виде стихийной очереди в один узкий коридор. Это оказалось довольно забавно и породило желание обобщать. Мы были прижаты к двум группам - немцев и индусов. Перед нами стояла немецкая пара с двоими детьми – мальчиками лет восьми и пяти. Мама и папа были одеты сообразно месту и погоде, а вот дети…! На старшем все-таки были рубашка, шорты и кроссовки, а младший в сувенирной футболке размера ХХL был больше похож на девочку. Кроме футболки были только резиновые пляжные тапочки (это при температуре чуть выше нуля!) и огромная кепка, тоже купленная в сувенирном магазине – ну просто Метр-с-кепкой. Дети вообще не интересовали родителей, которые картинно обнявшись, не отрывали глаз друг от друга. Как дети продвигаются в плотной толпе, их не заботило, и добрые люди подпихивали их вперед, чтобы те не потерялись. Но вот мы вышли на финишную прямую и сразу потянуло холодом. Мама-немка одела флиску, папа – свитер и нежные объятия возобновились. Думаете, кто-нибудь спросил Метра-с-кепкой “А не холодно ли тебе, детка?” На него даже не взглянули. Пишу об этом потому, что это уже не первый случай странного отношения немецких родителей к своим детям, который мне довелось наблюдать.

А вот индусы были для меня приятным открытием. Невероятно деликатные, тактичные, они очень внимательно относятся и к своим, и к чужим. “Своих” старший по компании заботливо собирает в кучку, детей устраивает поудобнее, и при этом старается не задеть никого из посторонних. Наверное, избегать физического контакта входит в их правила, но для стояния в очереди это правило – замечательно. Не помешало бы и немцам следовать ему, а не пихаться со смехом задами. Если ты встречаешься взглядом с индусом, то он обязательно улыбнется, а взгляд его скажет “Я высоко Вас ценю”. Они пока неуверенно чувствуют себя в Европе, боятся нарушить чужие обычаи и в то же время радость от увиденного так переполняет их! Раньше я “никак” к ним не относилась – просто не сталкивалась, а после этой очереди, пожалуй, буду относиться очень хорошо. Может, и правда русские и индусы произошли от этих самых общих предков - ариев? Что-то есть у нас в манере поведения общее, неевропейское… 

Наконец, перистальтика коридора вытолкнула нас через турникет на “посадочную площадку”, где ожидало интересное зрелище. Ровно напротив площадки зависла дождевая туча, и было видно, где берет начало дождь: из ее косматого серого брюшка вырывались тяжелые толстые струи и обрушивались вниз, куда-то на пепельно-русых коровок и на Энгельберг. Даже не верилось, что, пролетев пару тысяч метров, этот брандспойтный поток превратится в обычный сильный дождь.
Когда наш мокрый интернациональный коллектив загрузился-таки в кабину, и началось музыкальное вращение с видом на дождевую стену, возникло чувство сюрреалистичности, а по-простому – дурдома. Улыбающийся японец прижимает к груди фотоаппарат, сопит на папином плече годовалый индусик, какая-то собаченция энергично виляет мокрым хвостом… И что, это – подъем на Гору? Бедный Титлис! За что тебя превратили в аттракцион? И что здесь делаем мы?
Теперь я знаю точно – только та гора твоя, куда ты пришел своими ногами. Пусть маленькая, пусть без снежной шапки, а может, и без названия, но право ощутить себя частью этого мира дается только в обмен на преодоление себя. В противном случае на память останется просто прокомпостированный билет.

 

И еще раз о Швейцарии

Switzerland

По дороге в Люцерн мы посетили еще одно место, весьма достопримечательное для Швейцарии. Только японских, равно как и немецких, и русских туристов там бывает немного. Только швейцарские школьники. Это луг Рютли – сердце Швейцарии. Поляна на крутом берегу озера Урнерзее, где в 1291 году представители трех лесных кантонов - Ури, Швиц и Унтервальден - заключили клятвенный союз, заложив ядро того, что впоследствии стало Швейцарской Конфедерацией. Только найти ее не очень просто. Хотя она и обозначена на карте Швейцарии, название Рютли, введенное в навигатор, вас к ней не приведет. Лучше всего идти туда пешком из Зеелисберга по указателям пешеходного маршрута. Но мы этого не знали и, пытаясь максимально приблизиться к цели на машине, усложнили себе дорогу. Из-за этого и из-за жары до самой поляны мы не дошли, а только сфотографировали издалека. Но тем, кто собирается смотреть эту страну, я желаю все-таки туда добраться. Это место овеяно историей, это – Швейцария.

Switzerland

И вообще, что такое «настоящая Швейцария»? Наверное, каждый по-своему ответит на этот вопрос. Для меня это – электронное табло посреди кукурузного поля, сообщающее, что в деревне поблизости вечером состоится симфонический концерт. Или надпись на дверях сетевого супермаркета в соседней с нами деревне, что “с 15 часов магазин не будет работать, так как деревня празднует День Петра и Павла”. И хотя это – скорее по-итальянски, точнее, по-тичински, не всякий итальянец может себе такое позволить. Но навсегда перед глазами останется другая картина. Причудливые серпантины долин Тичино притягивают множество велосипедистов. Накручивать педали в жару – занятие на любителя. Нам больше нравилось ехать на машине, обгоняя этих тружеников колеса, на них уже и внимание перестали обращать, пока взгляд не зацепился за ту пару путешественников – мужчина на роликах вез женщину в инвалидной коляске. Шлемы на головах, рюкзаки за плечами - они ни в чем не отставали от других, лихо преодолевая изгибы серпантина, и над чем-то смеялись. Не ледяные шапки горных вершин, не идиллические коровки, не зеленая вода рек и озер, а эти двое – самое яркое мое впечатление о Швейцарии. 
Хочу ли я вернуться в Швейцарию? Думаю, что нет, по крайней мере – не в ближайшее время. То ли слишком сладко там для меня, то ли слишком горько. Неуютно, в общем. К счастью, муж уже вполне доволен и спрашивал тут недавно, где у нас карта Италии…

 

Natalia Berezina
2010

 


 


Name:


Type your comment here:




  

European Calendars with High-Res Wallpapers. Free downloads!

  

© Copyright 2005- 2017  Brodyaga.com  Contacts . All photos,wallpapers,texts,maps are free for a personal use only. For a public professional or commercial use please contact Authors directly.