Travel Stories  |

Âåñíà íà ñåâåðå Ôðàíöèè. ×àñòü II. Íîðìàíäèÿ.

Author:  Natalia Berezina         Date Added: 27.06.2015     Language: Russian

 

Côte Fleurie

Вот мы и снова на далёких французских берегах с красивыми многообещающими названиями. Двадцать километров песчаных пляжей к западу от Гавра называются Кот-Флери, Берегом, который цветёт. Возможно, это из-за яблоневых садов, которые начинаются сразу, как вы отъезжаете от побережья вглубь материка. Приехав в городок Блонвиль-сюр-Мер вечером, мы успели сбегать к морю, которое дико ревело и штормило так, что пена клочьями летала над полосой прибоя. Ещё я успела в сумерках разглядеть, что повсюду высажены роскошные весенние клумбы с гиацинтами. Всю ночь море гудело, как поезд, а к утру притихло. Когда я открыла окно, комната заполнилась мягким запахом северного моря, смешанным с запахом гиацинтов. Вот теперь точно – Цветочный берег.

 

Любопытный вид открывался из нашего окошка. Может, Блонвиль в сезон и заполняется туристами, но в конце марта там даже местных жителей было трудно увидеть, и наша машинка одиноко стояла под окном. Зато за жизнью дома напротив я понаблюдала (фу, как стыдно подглядывать в окна!) Это был «домик для одиноких», маленькие отсеки, окруженные живой изгородью, предназначающиеся для одного человека – у каждого свой вход и по одной комнатке на двух этажах. Так вот в одном из этих отсеков жила пожилая, но спортивная и по-французски изысканная дама. Я не виновата, что она не закрывала двери и вся её жизнь была как на ладони. Вечером в нижней комнатке зажигалась огромная настольная лампа в китайском стиле, и было видно, что под ней стоит мужской портрет в рамочке. Было уже поздно, когда лампа в гостиной гасла, и огонёк перебирался наверх. Утром дама ни свет, ни заря открывала входную дверь, и из неё гордой поступью выходил огромный лохматый кот по имени Минюш (так сказал наш хозяин). Минюш совершал утренний обход, затем возвращался домой завтракать. Чуть позже дама садилась на велосипед и отправлялась по своим делам, а кот провожал её до угла и возвращался, перепрыгивая через калитку. Какая история жизни стоит за всем этим? Как живут они там под шум моря втроём – Дама, Минюш и Портрет?...

 

Наутро мы выдвинулись в сторону Этрета. Ох, как мне хотелось увидеть эту рыбацкую деревушку, «воспетую» на полотнах стольких живописцев! Путь наш лежал через знаменитые курорты Довиль и Трувиль. Несмотря на сильный штормовой ветер, в Довиле мы прогулялись и по пляжу, и по городу. Летом тут будет людно, вода на пляжах Кот-Флери прогревается до 22 градусов, а песочек – чистый и нежный. Правда, на таком ветрище этот песочек не сильно радует, мы потом до вечера отплёвывались. И за фотоаппарат было боязно. Он у меня закалённый – и в метели бывал, и в дожде, и в липком горном облаке, но вот в песчаную бурю попал впервые. На пляже знаменитые зонтики Довиля оптимистично ждали лета.

 

Вдоль пляжного променада из дубовых досок стоят запертые пока виллы. Летом Довиль станет «двадцать первым округом Парижа», сюда приедут те, кому по карману держать виллу на море. И голливудские знаменитости почти в полном составе тоже здесь побывали. За десять евро можно воспользоваться кабинкой для переодевания, где облачалась в плавки или купальник ваша любимая звезда.

 

Ракушки мне понравились. Очень многообразна атлантическая мезофауна. Напоминает бельгийские шоколадные конфеты.

Довиль – место очень дорогое. В магазинах одежды весьма привлекательный нестандартный ассортимент, но цены такие, что и заходить не хочется. А вот на рынке, наоборот - даже ниже московских. Только качество здесь получше будет, да и четыре дыньки за 5 евро у нас, увы, не бывает.

 

Далее на север по берегу будет Онфлёр, жемчужина Цветочного берега. Утром мы проехали мимо, торопясь в Этрета, и вернулись в него уже под вечер. Поэтому опять не застали того освещения, которое так вдохновляло художников. В том числе и фовиста Рауля Дюфи, чьё полотно я пыталась продублировать (результат, конечно, вышел смешной).

 

Хотя в другом ракурсе было вполне прилично.

 

В Онфлёре есть интересная церковь – церковь Святой Екатерины. Ей, ни много ни мало – шесть веков. Церковь была построена корабельными мастерами и точно так, как строят суда – без единого гвоздя, поэтому крыша напоминает перевёрнутое днище судна.

 

Мы попали там на небольшой концерт. Две скрипки и альт – невероятно красиво они играли. Седовласая публика внимала, затаив дыхание. Есть в Европе молодёжь-то вообще? Нашим детям понравилось, они не признались, но по глазам было видно.

 

Cot d’Albatre. Этрета

Через мост «Нормандия» (платный), вы переезжаете через широкую и мелкую Сену, и оказываетесь в окрестностях Гавра. Погода разгулялась, поэтому минуя город и зону грузового порта, мы сразу покатили на другой берег – теперь уже Алебастровый.

 

Etretat

Наконец-то, я вижу это воочию. Мне было всё равно, какая будет погода – Моне рисовал эти скалы и в проливной дождь, и в туман, и в шторм, значит, здесь красиво всегда. Но шторм и солнце – замечательное сочетание. Волны вели себя, как положено – ревели, шипели, бились – блеск!

 

Etretat

От одной из них мне не удалось увернуться – засмотрелась в видоискатель, и меня окатило по колено. Хорошо, что было тепло, в ботинках хлюпало недолго.

 

Etretat

Вот противоположная сторона – скала д`Амон – как видел её Моне и как увидели мы.

 

Etretat

А здесь видно, из чего же сделан алебастровый берег. Скалы вблизи, действительно, совсем белые и словно литые, а вот галька – будто из другой истории.

 

Etretat

Часа полтора медитировали и фотографировали.

Так выглядел утёс д`Аваль, когда, переполнившись впечатлениями, мы взяли тайм-аут и отправились прогуляться по деревне и заодно пообедать.

 

Etretat

Самый приглянувшийся дом в Этрета – крытый рынок.

 

Etretat

А это ел наш папа. Картофель из Пей-де-Ож, местное блюдо. Сказал, что довольно вкусно, но много. Всего остального было тоже много, но невкусно. Впрочем, в туристических местах это в порядке вещей. А вот пиццу есть во Франции категорически нельзя – они делают её из слоёного теста (и не только в Этрета).

 

Etretat

Когда мы вернулись на берег, море начало отступать, хотя вокруг утёса ещё плескалось. На промысел вышли люди с металлоискателями. Думаю, в сезон у них хороший доход - увидев однажды Этрета, невозможно отказаться от мысли вернуться сюда снова.

 

Etretat

А вот этот кадр сделан через четыре минуты после предыдущего. Такое ощущение, что где-то вынули затычку в дне, и вода устремилась прочь. Можно было отправляться через проход в скале на соседний пляж, но мы сначала решили прогуляться вЕрхом – по «Тропе контрабандистов».

 

Etretat

Те же «лица» в другой проекции.

 

Etretat

Наверху дул ветер такой силы, что прогулка приобрела слегка экстремальный характер. Если встать лицом к ветру и отпустить тело в свободное падение вперёд, то зависнешь под углом 45 градусов – прикольное ощущение. Только делать это надо молча – если открыть рот, со щеками происходят очень неприятные вещи (зато из них выдувает песок из Довиля). Высота, давление на уши, рёв волн и постоянное покачивание на нетвёрдых ногах производят интересный эффект – укачивает, причём, довольно сильно.

 

Etretat

Вот вид направо со страшненького выступа на вершине скалы Ла Маннепорт. На этот пляж мы сейчас пойдём низом через дырочку в правом нижнем углу стены.

 

Etretat

А это – вид налево. Туда тоже можно пройти, только надо успеть вернуться до начала прилива.

 

Etretat

Вылезаем через туннель в скале на пляж. Надо сказать, что чтобы до входа в этот туннель добраться, придётся подняться по железным скобам в стене – не трудно, но может оказаться препятствием для маленького ребёнка или пожилого человека.

 

Etretat

А на площадке перед туннелем висит плакат с призывом не паниковать, если вас застиг прилив. Здесь вы – в безопасности и можете поразмышлять о собственной ничтожности в ожидании отлива. Почему-то возникает нехорошее желание остаться здесь специально.

 

Etretat

Пляж Жамбур. При Моне всё было почти так же.

 

Etretat

Эх, уж эти камушки с пляжей Этрета! Половина – идеально округлые! У входа на пляж висит плакат с просьбой не брать их с собой. Интересно, многим ли удаётся удержаться.

 

Etretat

Обратно шли по морскому дну. Эксклюзивное ощущение.

Конечно, я хочу туда снова. Только нужно приезжать с ночёвкой, чтобы увидеть и прилив, и отлив, и рассвет, и закат, и пройти в обе стороны поверху так далеко, насколько хватит сил.

 

Pays d`Auge (Пеи д’Ож)

Со вторым днём в Нормандии нам помог путеводитель «Неизведанные уголки Франции» Дорлинг Киндерсли.

Собственно топоним Пеи д`Ож (Pays d`Auge) означает сельскую местность позади Цветочного берега. Интересно, что Нормандия совсем не такая плоская, как может показаться при разглядывании карты. Пеи д`Ож – это холмы, небольшие, но вполне ощутимые. И на этих холмах раскинулись бесконечные яблоневые сады, а среди яблонь проглядывают коломбажные фермы и маленькие деревеньки.

 

Когда цветут яблони, зрелище это, конечно, становится просто фееричным. Но это в мае. В марте там цвели нарциссы, примулы и форзиция, гуляли весёлые овцы, и ласково пригревало солнце.

Местность эта больше известна путешественникам как Дорога Сидра и Дорога Сыров. Доступны эти дороги лишь на автомобиле, указатели сориентируют вас в правильном направлении. Уж не знаю, насколько надо любить эти продукты, чтобы специально кататься от одного хозяйства к другому в целях дегустации. За рулём много не выпьешь, а нормандский сыр – продукт на любителя. Дороги Пеи д`Ож прекрасны не сыром, а маленькими деревнями и городками, между которыми они проложены. Это – сердце Нормандии, её суть.  

 

Деревни сельской Нормандии демонстрируют стиль «бабушкин чердак». Здесь свалены в одну «кучу» домишки всех времён и архитектурных стилей, совместное старение сделало их похожими друг на друга. Но приглядитесь внимательно – и вам откроется удивительная индивидуальность каждого. Уютные и самодостаточные, они поглядывают на вас разномастными окошками и моргают накрахмаленными занавесочками. И трудно поверить, что внутри обитают wi-fi, моющий пылесос и кофемашина.

 

Наш хозяин был уверен, что на второй день мы поедем в Мон-Сен-Мишель, но когда мы озвучили свои планы, он радостно закивал и дал нам пару полезных советов. Мы проложили собственный маршрут по Пеи д’Ож. Начали с городка, который называется Пон л`Эвек (Pont l`Eveque). Там производится одноимённый сыр. Собственно, три знаменитых сыра из этих краёв привлекают внимание гурманов – пон л`эвек, ливаро и камамбер, все названные именами деревень, где когда-то были изобретены. Если вы хотите привезти сыра домой, выбирайте именно пон л`эвек, он наименее вонючий, вы никого не напугаете в аэропорту и вам не придётся постоянно проветривать квартиру, покуда сыр лежит в холодильнике.

 

А ещё с Пон л`Эвека надо начинать из-за кальвадоса, чтобы потом уже не отвлекаться на магазины для туристов, где всё продаётся дороже и непонятного качества. Рядом с этой деревней находятся два хозяйства, производящие кальвадос мирового уровня – Pere Magloire и Christian Drouin. Сначала мы проскочили Кристиана Друэна, но кое-что меня там зацепило, и мы вернулись на обратном пути.

Магазин и дегустационный зал в Pere Magloire были пусты. Только две женщины-немки профессионально нюхали, рассматривали и пробовали выставленный перед ними ассортимент и что-то записывали в блокнотики. В этом магазине мы купили сидр - тот, который cidre bouche, 5,5% алкоголя и похож на шампанское - очень понравился. С собой сидра не покупали – транспортировка в самолёте при таком количестве атмосфер в бутылке вряд ли возможна, но главное, сидр нужно пить без отрыва от терруара, как, впрочем, многие виды алкоголя. Помню, как-то в Греции мы получили невероятное удовольствие от чёрного сладкого Мавродафни, попивая его на балконе номера под раскидистым эвкалиптом, благоухавшим, как целая аптека. Дома, открыв точно такую же бутылку, были поражены бедностью вкуса и запаха – чего-то в букете не хватало. Потом поняли – не хватало эвкалипта.

 

Мне понравилось, что в Pere Magloire продаётся много «сопутствующих товаров»: марципановые конфеты и ириски с кальвадосом, яблочки в кальвадосе, конфитюры. Это очень удобно в качестве сувениров. А себе я купила набор крепких стеклянных стаканчиков с картинками Нормандии – зонтиками Довиля, яблонями Пеи-д`Ож и Руанским собором.

На бутылках с кальвадосом указан либо год производства, когда был собран урожай яблок, и прошла единственная дистилляция (миллезимный кальвадос), либо возраст самого молодого спирта в ассамбляже. Цена варьируется сильно и вкусовые особенности тоже, но кальвадос пьётся в разных целях и ситуациях, поэтому каждый вариант имеет право на существование.

 

Следующая точка – Бомон-ан-Ож (Beaumont-en-Auge). Крохотная деревня, однако, собор в ней датируется 11 веком и находится в прекрасной сохранности.

 

Неплохо иметь коломбажный домик с личным садом, куда «посторонним в». А, может, и плохо – продаётся же.

 

Бёврон-ан-Ож (Beuvron-en-Auge). Деревня из списка Les Plus Beaux Villages de France. Узловая точка Дороги сидра.

 

Мне больше всего понравился магазин «Голубой ослик». Я махнула рукой на объём багажа и купила там цветочный горшок. Всё-таки керамика в Нормандии – невероятно красивая.

 

Городок Кревекёр-ан-Ож. В нём есть замок, но мы туда не дошли, зато встретили забавную автомастерскую, ремонтирующую раритетный транспорт. Такие машинки как раз под стать домикам.

 

В Камбремере на центральной площади обитают забавные деревянные люди. А по пятницам там работает самый большой в Пеи д`Ож рынок.

 

А дальше мы почему-то решили поехать в Лизьё (Lisieux), хотя ни один путеводитель туда не направляет. В Лизьё со мной приключилось дежавю – ну была я здесь когда-то! И как же хорошо вернуться!

 

Ходила я с ощущением, что где-то есть дверь, которую я обязательно узнаю – может, за углом, или на соседней улице… Дверь, конечно, не нашлась, но было удивительно спокойно и радостно.

 

Собор в Лизьё великолепен. Я имею в виду именно романо-готический Собор Сен-Пьер, так как в современную Базилику Святой Терезы, которая является местом паломничества католиков, мы не ходили. Построен он был в 12 веке всего за 12 лет.

 

В храме три алтаря, расположенных на одной линии. Я не видела такого раньше. За главным алтарём находится второй, с мощами какого-то Святого, а за ним – удивительно светлая и праздничная капелла.

Городок довольно эклектичен, коломбажные домики могут соседствовать с современным бетоном, но это не ломит глаз. Здесь это – связь времён. Из чего складывается чувство города? Из этажности, темпа жизни, витрин магазинов, фонарей, студентов с багетами, голубей на площади… И, возможно, из того настроения, с которым ты туда приехал. Оказывается, однажды вы можете оказаться в городе, который будет абсолютно вашего формата. И оттуда не захочется уезжать. Пожалуй, я буду думать, что когда-нибудь дороги снова приведут нас в Лизьё. И вдруг тогда, идя по улице, я увижу ту самую дверь, кто знает?

 

На обратном пути мы снова ехали через Пон л`Эвек и завернули в Christian Drouin. А привлекло меня цветущее дерево. Это - прунус, вернее, одно из растений, попадающих под эту категорию в европейской ботанической классификации. Похож он на декоративную сливу. При нас в поместье прибыли друг за другом два автобуса голландских пенсионеров. Первое, что делали экскурсанты – бежали фотографироваться к дереву.

Кальвадос из Пеи д`Ож считается лучшим во Франции. Производство там строго регламентировано. Применяется только двойная дистилляция и более длительная выдержка, чем у других производителей. Категорию АОС кальвадос из коммуны Ож имеет с 1942 года. 70% напитка экспортируется.

 

Там мы и купили практически всё, что хотели. При этом ещё и поглядели на перегонный куб (аламбик) в работе. Один аппарат, принадлежащий этому хозяйству, выставлен на улицу. Источал он запах, ассоциирующийся с яблочным пирогом. В магазине можно попробовать всё, было бы желание. Муж самоотверженно пробовал (нам ехать недалеко), я же только обоняла, поскольку крепкий алкоголь не пью. Но и этого было достаточно, чтобы понять, чем отличается один кальвадос от другого.

 

Отличным считается XO (12 лет), его нам и советовал купить наш хозяин. Но запах Hors d’Age (вне возраста) производит эффект бомбы в вашей системе обоняния. Я буду использовать его для приготовления десерта trou normand – фруктового мороженого с кальвадосом. Есть там и просто яблочная водка Blanche de Normandie. А самое интересное – бутылки с яблоком или грушей внутри – замечательный подарок. Целая партия ожидала отправки на улице. Там же в цистерну-контейнер заливали кальвадос, который отправится потом в Нью-Йорк.

 

Неудивительно, что «запахом Нормандии» для меня стал запах старого кальвадоса, терпкий, деревянный, яблочно-пироговый, всепроникающий. А красками – синий и желтый: цвета дома в Живерни, цвета моря и пляжа, цвета ирисов. Почему-то мне кажется, что летом здесь будет цвести много ирисов.

Уж в одном месте они будут цвести точно – на крыше коломбажного дома в Туржевилле, деревеньке, через которую мы проезжали по дороге в Блонвилль. Я просто влюбилась в этот «таунхаус». Дом обитаем, хотя мы ни разу никого там не встретили. Дёрн на крыше – часть технологии строительства, но как же это креативно - посадить там цветы! Я почти уверена, что они именно синего цвета.

Но уж если ехать в Нормандию ещё раз, то я бы предпочла осень. Самый лучший кальвадос делается из поздних яблок, собираемых в октябре и ноябре. Сбор урожая и связанные с ним маленькие ритуалы – непременный атрибут культуры сельскохозяйственного региона. Груды маленьких невзрачных плодов, заключающих в себе сущность Нормандии, на фоне буйных красок осени – жёлтой листвы и тёмно-синего пасмурного неба. И суровое гудение моря. Что-то в этом есть абсолютное, не привязанное к временам и нравам, а значит – настоящее и стоящее того, чтобы стать фрагментом паззла в большой картинке, называемой Красотой Мира.

 

Natalia Berezina
2015

 


 


Name:


Type your comment here:




  

European Calendars with High-Res Wallpapers. Free downloads!

  

© Copyright 2005- 2017  Brodyaga.com  Contacts . All photos,wallpapers,texts,maps are free for a personal use only. For a public professional or commercial use please contact Authors directly.